По просторам

монголии

Из монгольского эпоса Гобмйские заметки 1948

Но далее ipox саженей от нашей палатки бушевал поток, с неудержимой силой уничтожавший все на своем пути. Еще минута, еще лишний фут прибылой воды, и наши коллекции, труды Eceii экспедиции, погибли бы безвозвратно. Спасти их нечего было и думать при таком быстром появлении воды; в пору было только самим убраться на ближайшие скалы. Беда была так неожиданна, так близка и так велика, что на меня нашел какой-то столбняк; я не хотел верить своим глазам п, будучи лицом к лицу со страшным несчастьем, еще сомневался з его действительной возможности.

Но счастье п теперь выручило лас. Впереди нашей палатки находился небольшой обрыв, на который волны начали бросать камни и вскоре нанесли их такую груду, что она удержала дальнейший напор вод,— и мы были спасены» '.

Монголы рассказывали, что в горах Гобийского Алтая иногда бывают уиры исключительной силы. Внезапно начинаясь, они уносят скот, юрты, иногда гибнут и люди. На короткое время тогда оживает густая сеть многочисленных оврагов, сухих русел, мертвых гобийских долин. Такие сухие русла в Монголии называют сайрамиД

Путешествующему по Гоби эти сайры резко бросаются в глаза. Они настолько часты, что местами образуют сайровый ландшафт. Мы видели сухие русла, до основания пропилившие высокие горные хребты и уходившие на сотню километров от своих истоков. На первый взгляд кажется необъяснимом картина бесконечных русел и долин в чустыне, густая сеть оврагов. Но мы знаем, что в прошлом j Гоби были другие климатические условия, более влажные, чем теперь, а гидрографическая сеть тогда была действующей, и становится понятным наличие здесь древних мертвых долин.

Зрелище гобийского уира легко объясняет происхождение и современных сайров — форм рельефа, целиком обязанных разрушительной деятельности текучей воды в пустыне. Быстрому стоку и выносу материала немало способствует большая разница в высотах гор, где зарождаются уиры, и низин, а так;кс- ничтожное покрытие  почвы  растительностью. Это делает грунты легко размываемыми, подвижными. Картлыа уира, которую нам удалось видеть в сухих гобийских горах Цагая-Богдо, в этом отношении весьма поучительна.

Из Цаган-Булака мы втроем — проводник, ботаник и я — выехали на верблюдах в северном   направлении, к   оазису Эгин-Гол. Слава о нем в Гоби очень громкая. Говорили, что Эгин-Гол — самый   богатый  из  оазисов,   с   разнообразной пышной растительностью, но теперь там нет кочевий. В летнее время насекомые мучат скот, и монголы избегают Эгин-Гола, да к тому же трудно туда добираться: кругом лежит глухая безводная пустыня. Рано утром наш маленький караван ушел в далекий путь. Монголы дали легких на ходу верблюдов, вьюка с нами не было. В небольших переметных сумах лежали хлеб, по куску вареного мяса, луковицы и по две фляги воды. При этом легком снаряжении мы могли передвигаться быстро, часто рысью. Верблюжья рысь стремительна: верблюд бежит широким шагом, далеко выбрасывая ноги. Лошадь не угонится за ним.

Очень утомительно ехать верхом на верблюде. Но я уже давно был знаком с такой ездой: на спинах верблюдов проделал тысячи километров в Средней Азии и постепенно научился, как настоящие туркмены, на ходу садиться на животных, хватаясь   за   хатыб — луку   верблюжьего   вьючного седла. Сначала было нелегко бесконечно качаться на верблюжьей спине, перегибаясь в пояснице. В Туркмении ездили только шагом в караванах. В Монголии же двугорбые верблюды более легки на ходу. Гобийские кочевники часто используют этих животных специально как верховых и при этом гонят их быстрой рысью, покрывая в день 100-километровое расстояние, а в случае необходимости и больше.

И теперь нам нужно было  быстро двигаться, скромные запасы воды и продовольствия не позволяли медлить. Наш проводник имел хорошего ездового верблюда: он долго мог идти легкой иноходью,  без устали делал восемь — десять километров в час, и всадник, с большим удобством сидя в седле, не замечал трудности путешествия. Я же с товарищем ехал то шагом, отставая от проводника,   то   быстрой рысью, нагоняя его. Когда верблюды переходили в рысь, мы болтались в седле, как вьючные мешки, нас высоко бросало, и каждый раз мы тяжело хлопались на спину животного. Прямо скажем, это было неприятно: казалось, вот-вот наши внутренности разорвутся. Долго ехать рысью мы не могли. Как только догоняли проводника, немедленно  переводили верблюдов на шаг и  облегченно   вздыхали.   На   некоторое время получали успокоение и отдых.

 

Растительность Эгин-Гола поражает своей свежестью. ТЗол.'ше г сего здесь тростника. Это великолепный тростник, густой и .высокий; когда входишь в него, то сразу исчезает горизонт, растения смыкаются за человеком плотной стеной. Я соезал тростник высотой в 3 метра 60 сантиметров.

Оглавление



О чем книга


Все содержание мы сразу раскрывать не будем, а лишь намекнем, что путешествие, описанное в книге, удалось на славу. Оно полно интриг, неожиданностей, а также приятных событий. Чтобы погрузиться в путешествие, читайте)