По просторам

монголии

Из монгольского эпоса Гобмйские заметки 1948

Ожил и Цаган-Булак. У его ручья возник большой аил, вокруг которого по вечерам собирается много верблюдов, овец и коз. Они приходят с сухих пастбищ, подолгу стоят по обе стороны ручья и утоляют дневную жажду. Путник, попавший в аил Цаган-Булак, видит антенну. Население слушает радио из Улан-Батора, а молодежь, окончившая школу в аймачном центре и владеющая русским языком, по вечерам ловит волны Москвы. Русских хорошо знает теперь население Цаган-Булака. Оно знает, что освобождение и светлую жизнь монгольский народ получил при помощи Советского Союза.

Уже нет в живых старого Цэрэна, умер и отец Очира. Очир живет теперь в юрте Цэрэна вместе с Дулмой. Она хозяйничает и ухаживает за животными. Дулме помогают ее сыновья. Родились они у нее хорошим, крепкими мальчиками, ни один не умер, всех вырастили родители.

— Это хорошо,—- говорил Очир, когда рождался сын,— в Гоби так мало людей, еще один счастливый человек появился в наших привольных просторах.

Ему казалось, что лучше Гоби нет местности, лучше Цаган-Богдо нет гор. И уж известно, что лучше Цаган-Булака, его живой воды не найти в гобийских землях, ищи хоть целые месяцы.

В зимние дни, в свободное от хозяйства время, Дулма садилась за маленький столик и шила на швейной машинке халаты. Они отличались только размерами и окраской, покрой л-te был одинаков. Сшитые из ярких материй, они ловко и нарядно сидели на сыновьях. Опрятно было в юрте Очира. Дулма строго следила за чистотой. Она любила смотреть, как на хорошей кошме сидит ее муж, еще не старый, с исеиня-черной шапкой волос, без единого седого, и рассказывает о прошлом. И хотя Дулма давно знала все, что рассказывал Очир, ей каждый раз доставляло удовольствие вновь слушать его.

На бурхан-шнрэ уже не было ни одной- статуэтки Будды, но торжественно стоял старый, давно замолкнувший будильник, а рядом с фотографии смотрел гладко причесанный юноша с косо разрезанными глазами и чуть припухшими веками. На темной фотографии резко выделялся белый воротник и полосатый галстук европейского костюма. Это был Сухэ-Нима — сын Очира, студент медицинского факультета Монгольского государственного университета в Улан-Баторе. Очир и Дулма гордились сыном и мечтали, что он будет работать врачом в центре родного аймака. Кто может быть почетнее человека, изгоняющего болезнь? Очень нужная, очень полезная профессия.

В далеком Улан-Баторе побывал и сам Очир, куда его пригласили для участия в съезде знатных скотоводов страны. Большой, знаменитый город Улан-Батор! Во всей Заалтай-ской Гоби нет столько людей, сколько в одном этом городе. Какие там высокие и красивые дома, сколько там автомашин, как гладки его дороги!

На съезд собралось много народу. Некоторые из аратов рассказывали о своей жизни, и делегаты слушали внимательно их простые рассказы. Потом позвали и его, Очира, и он рассказал о жизни в Цагаи-Булаке, о том, что раньше было в Заалтайской Гоби и как течет жизнь теперь.

Честному человеку все можно рассказать, ему нечего утаивать от народа. Очир говорил о Цаган-Булаке, о своей тревожной юности и прекрасной, спокойной старости. Он рассказал, как добился быстрого умножения стада домашних животных, почему они не болеют, почему не падают от истощения ветреной сухой весной и как сохранил он овец и коз от волков.

— Приезжайте к нам в Цаган-Богдо, аилов там мало, но все, кого ни спросите, покажут вам дорогу на Цаган-Булак, к моей юрте. У монголов есть старый хороший обычай — принимать путника с радостью и гостеприимством, я и моя семья будем рады видеть вас в Цаган-Булаке, я покажу вам свой аил, скот и огороды, дающие нам прекрасные овощи. Бы увидите и следы тех канавок, которые когда-то копали бедные китайские земледельцы, пришедшие на наши земли, чтобы спастись от нужды, голода и бесправия.

Когда он кончил говорить, все сидящие в большом зале громко захлопали в ладоши.

Через несколько дней после этого памятного собрания авашина увегла Очира в Гоби. Выехали из столицы подсчер. Когда настала ночь к зажглись звезды, Очир заметил, машина шла в переднюю сторону, на юг, за спиной вид-тлся Золотой Кол — замечательная Полярная звезда, известная каждому арату чуть ли не-с трехлетнего возраста. Путеводная звезда — друг кочевника.

Летняя ночь коротка. Скоро первые лучи занимающегося де? осветили далекие горы, темным влекущим силуэтом возникшие на горизонте.

Над Азией вставало большое красное солнце. Очиру оченьхотелось, чтобы этот радостный день, полный света, воздуха манящей дали, счастливо встречали не только в его свободной Монголии, но и ео всех других азиатских странах.

Оглавление



О чем книга


Все содержание мы сразу раскрывать не будем, а лишь намекнем, что путешествие, описанное в книге, удалось на славу. Оно полно интриг, неожиданностей, а также приятных событий. Чтобы погрузиться в путешествие, читайте)