По просторам

монголии

Из монгольского эпоса Гобмйские заметки 1948

Разнолистные тополя растут рощами и одиночными де-рсвьлмлт. Тополя мощные, высокие. В болотах обычна осока, по иг: соленным почвам — белена, пырей, чий, селитрянка. На скраитга- оазиса широкими массивами растут саксаульники. Саксаула тут много. Отдельные деревья-кусты достигают 2;и л отрк оысоты.

Cyxjic- русла — сайры — обрамляются пышными, густыми тс::ко-т.\-1сн:.т?1и тамарисками. В них находят убежище г-.тмогочсленые животные.

К po.viiiic.a.-.i Эгин-Гола издалека приходят быстрые и осторожные- звери пустыни. Их влечет сюда пресная вода. Частые зверггаые тропы радиусами сходятся к оазису. Свежие следы гонорят о том, что он посещается каждой ночью. Вот б'.льлюГ! четкий след кулана, вот два сердечка раздвоенного копытца антилопы джейрана, вот широкий, почти круглый слод диного верблюда. Озираясь и боязливо приел уши-hjis'.oi- к ворохам, подолгу пьют   они   живительную   влагу.

Мы бродили по оазису, удивляясь его богатству. Как не «Гол» — по-монгольски река. В сухих гобийских местностях, где нет рек, монголы этим термином обозначают ручей, сухую долину, иногда ключ, родник. «Эгин» значит «исток», «начало». Поэтому Эгин-Гол можно перевести с монгольского: «исток реки», «начало ключей». Это название очень показательно и говорит об относительном изобилии воды в оазисе.

 

обычно было видеть такое разнообразие растительности з Заалтайской пустыне. Под широкой кроной громадно тополя пили чай. Наши верблюды паслись в стороне. Их животы  сильно раздулись от выпитой воды  и съеденного корма.

К вечеру подул западный ветер. Исчезли мухи, зкукя, клещи, мошкара. Сразу дружно заговорили тростники и шумно зашелестели листья на тополях. Мы отвыкли от неумолчного шороха зелени и, засыпая под деревьями, долго слушали эти звуки, как музыку, напоминающую родныо мотивы и пейзажи средней полосы далекой Отчизны.

На сухой и твердой гобийской земле, ворочаясь с боку н-i бок, мы думали о Родине, о ее лесах и привольных пашнях, мечтали: придет время, и вновь будем слушать шелест белых берез и серебристых ветел.

Обратный путь с Эгин-Гола совершили в один день, пройдя на верблюдах 85 километров. Это было нелегко. Мы быстро ехали по равнине, но затем долго блуждали в сухих оврагах и долинах северных предгорий Цаган-Богдо. Здесь оказал с и сложный лабиринт ущелий, и не так просто было выбрать нужное направление. Проводник ориентировался по каменным знакагд, поставленным в местах слияния оврагов. Потом мы искали перевальную тропу через хребет и нашли уютный, окруженный хорошим лужком родничок Суджи, в котором оказалась прекрасная вода. • Лунная ночь спустилась на горы. Мы шли узким каньоном. Скалистые стены каньона давили. Кругом вздымались мраморы, граниты, сланцы. Луна обманывала:  тень   скал казалась пропастью без дна. Горы спали.

Верблюды шагали бесшумно, ничто не нарушало ночной тишины. Уставшие, молчали и путники. Шли пешком, ведя животных на поводу.

В полночь подошли к лагерю. Костер давно погас, и угли едва тлели. Но пища в котле была еще горячая. Заботливый дежурный крепко укутал котел шубой: такой «термос» долго сохраняет тепло.

Так закончилась наша трехдневная экскурсия к оазису Эгин-Гол. Она много дала нам, и не жаль было ни трех дней, ни наших трудов. Экскурсия была также памятна одним приключением: на обратном пути нам повезло — мь встретили гобийского медведя.

Монголия — своеобразный заповедник таких диких животных, которые или нигде в мире больше не встречаются, или еще остались в соседних областях, но в очень ограниченном количестве. Громадная площадь страны, редкое селение, привольные пастбища, отсутствие больших городе?

способствовали выживанию редких животных. В Монголии обычны еще куланы, дзерекы, джейраны.

В ллпадной части Гоби, на границе с Синьдзяном, сохранились лошади Пржевальского. В Заалтайской Гоби, вдали от населенных пунктов, пасутся дикие верблюды, в полупустынях запада водится антилопа сайга, а в горах Цаган-Богдо — малочисленный гобийский медведь.

Лошадь Пржевальского мне не пришлось увидеть на воле, з природной обстановке, но зато посчастливилось встретить диких верблюдов, сайгу и медведя.

Скачала о встрече с косолапым.

До заката солнца оставалось часа четыре. За день пути мы уже порядком устали. Верблюды шли своим обычным 265 широким шагом. Однообразная картина мелкосопочных предгорий гобийского хребта Цаган-Богдо казалась утомительной и малоинтересной. До лагеря еще было далеко, хорошо если придем до темноты: ночью ехать трудно, да к тому же какой прок географам от ночных хождений?

Оглавление



О чем книга


Все содержание мы сразу раскрывать не будем, а лишь намекнем, что путешествие, описанное в книге, удалось на славу. Оно полно интриг, неожиданностей, а также приятных событий. Чтобы погрузиться в путешествие, читайте)